На главную страницу сайта www.derrick.ru На главную страницу сайта www.derrick.ru На главную страницу сайта www.derrick.ru
СОЮЗ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ
НЕФТЕГАЗОВОГО ОБОРУДОВАНИЯ
English Version
Английская версия
 
ГЛАВНАЯ
СОЮЗ
ЧЛЕНЫ СОЮЗА
ЭКСПЕРТЫ
КАДРЫ
МЕРОПРИЯТИЯ
СМИ
ЛИТЕРАТУРА
КОНТАКТЫ




Rambler's Top100



 

Новости

01.04.2013 | Президент ОАО "РуссНефть" Михаил Гуцериев: Если будет выгодно объединиться с "Башнефтью", то буду объединяться

Президент ОАО "РуссНефть" Михаил Гуцериев дал интервью BFM.ru, где ответил на ряд вопросов

— Вы один из немногих крупных бизнесменов, которые самостоятельно создали свои активы, а не купили их на залоговом аукционе…
— Лучше бы я это купил на залоговом аукционе (смеется). Большой бизнес — это большие долги, большие затраты, много труда, много бессонных ночей, много врагов. В процессе было много помогающих, которые потом обижаются… Это очень сложная история, это как «Атлант расправил плечи» Айн Рэнд.

— Насколько «Русснефть» соответствует образу идеальной нефтяной компании?
— Она униженная и оскорбленная. Когда я продавал компанию в 2007 году, добыча была 14,8 млн тонн, а долг составлял 1,4 млрд долларов. Когда вернулся — 11,8 млн тонн, а задолженность достигла 7 млрд долларов. В этом году мы сможем добывать лишь 14 млн тонн. Долг снизился до 4,8 млрд долларов. За два с половиной года мы выплатили банку 2,5 млрд долларов. К 2014 году мы намерены добывать 15 млн тонн, и только тогда мы возвратимся к 2007 году.
Одновременно у нас самые продуктивные месторождения. Мы понизили капитальные инвестиции до самого низкого в отрасли уровня — 3 доллара на баррель, против 7-8 долларов в среднем.
Очень хорошо, что одновременно растет и цена на нефть. Сочетание этих факторов и позволяет нам каждый месяц выплачивать кредиторам по 100 млн долларов. Это ведь тоже стихи, только нефтяные.

— «Русснефть» прибыльна?
— Прибыль около миллиарда долларов. Все отдаем на долги. В год мы на выплату процентов направляем 500 млн долларов. Ставка по кредиту Сбербанка сейчас составляет 8%. Раньше была 9%, спасибо Герману Оскаровичу, что снизил ставку.

— Компании интересно было бы заняться какими-то абсолютно новыми проектами?
— В первую очередь надо выплатить долги. Я сам слово Сбербанку дал, что пока здесь работаю, то все долги выплачу. Вы знаете, как и когда я возвратился, компания тогда была фактически банкротом. Сейчас продуманы антикризисные меры, вплоть до падения цен на нефть до 60 долларов за баррель.

— А что будет после того, как компания снизит долг?
— Как карта ляжет. Если будет выгодно объединиться с «Башнефтью», то буду объединяться. Не будет — не буду.
Что такое бизнес? — купи дешевле – продай дороже. Вот и вся формула бизнеса, и другой нет. Не важно, что стало дороже из-за времени или смог сделать так, чтобы улучшить качество актива. Вот эта разница и есть бизнес, а все остальное — вокруг этого.

— Вам интересно было бы впоследствии собрать 100% акций «Русснефти» и сделать ее полностью частной?
— «Русснефть» всегда была частной компанией, которая была создана с нуля. Я получил кредит в 26 млн рублей, снял со сторонниками комнату, придумал название, бренд, гимн и за четыре года мы сделали 15 млн тонн добычи и 8 млн тонн переработки. Затем это закончилось тем, чем закончилось. Потом возвратилось.

— У вас есть ряд нефтяных активов в Азербайджане и Казахстане, нет планов объединить их с «Русснефтью»?
— Эти активы принадлежат мне и моим партнерам. Суммарная добыча там достигает 2 млн тонн. В ближайшие годы сможем добывать еще 1 млрд куб. м газа. У «Русснефти» большой долг, и смысла объединять нет, поскольку обе компании сами по себе неплохо работают.

— Как развивается «Русский уголь»?
— Общая добыча составила 15 млн, и там все хорошо. Я пришел в угольный бизнес, поскольку намеревался приобрести активы в энергетическом секторе и создать большую энергетическую компанию: уголь, нефть, мазут, нефтепереработка, добыча нефти, электроэнергия. Но когда уехал, в это время все раскупили. Сейчас покупать что-то очень дорого и я жду, пока цены опустятся, тогда начну действовать.

— В приватизации государственных энергетических компаний поучаствовать интересно было бы?
— Я не купил ничего у государства за исключением гостиницы «Националь». Ее мы с семьей купили на конкурсе. Все остальное, что я создал, создано с рынка. Ни одного приватизационного проекта, все было куплено на рынке или создано с нуля, как «БИН-банк». В 1993 году я снял комнату в детском саду, зарегистрировал «Кавказ банк», написал устав, взял устав другого банка, переписал, отдал секретарю, напечатал, прошивал это иголкой, ничего не было.

— Почему вы значительную часть инвестируете в недвижимость?
— Это пенсионный фонд семьи.